Saturday, August 8, 2009

ДEЛО СПАСКИ МИТРОВОЙ - ИСТОРИЯ МАТЕРИ И РЕБЕНКА: ЖЕРТВЫ ПОЛОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ ИЛИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ?


Спаска Митрова - 25-летняя мать больной девочки, уроженка города Гевгелия, расположенного на юго-востоке Бывшей Югославской Республики Македония (FYROM). Это - история того, как она оказалась в тюрьме, как ее больная грудная дочка была похищена и увезена в неизвестном направлении без необходимых ей лекарств и медицинского обслуживания, как они оказались жертвами половой дискриминации, политических репрессий на национальной почве, и личных связей между судьями города Гевгелия и бывшим мужем Спаски.

В 2006 году Спаска вышла замуж за своего бывшего мужа. Менее двух месяцев спустя, она подала на развод в суд города Гевгелия из-за издевательств со стороны мужа-наркомана, торговавшего наркотиками прямо на дому. Из-за личных связей мужа со сотрудниками суда и агентства социального обеспечения, оба эти учреждения встали на его сторону. Слушание дела о разводе было отсрочено судом на 5 месяцев. Тем временем, Спаска родила дочь Сусану. К тому же, Спаска открыто заявляла о том, что она этническая болгарка, и ее происхождение стало для нее еще одной помехой - в суде и собесе ее назвали "болгарской сукой" и сказали, что дочь у нее отберут, чтобы воспитать македонкой. После формального развода суд приказал Спаске обеспечить доступ в свой дом ее бывшему супругу, и даже ночлег в нем на время посещения дочери, несмотря на запрос Спаски о том, чтобы посещения происходили в другом месте - она жила со своими родителями в их доме, и они не хотели, чтобы наркомана и торговец наркотиками у них ночевал. Кроме того, он не появлялся по назначенному для него расписанию, а часто приезжал в дом пьяный ночью. Ни один представитель собеса ни разу не приезжал в дом, чтобы узнать, призжал ли отец в назначенное ему время - его слова о том, что он приходил, но его не пустили к дочери, была приняты как факт собесом и судом.

В июле и декабре 2007 года суд города Гевгелия приговорил Спаску к 6 месяцам тюрьмы (1 год условно) и 8 месяцев тюрьмы (2 года условно) соответственно за необеспечение доступа к дому и ночлега в нем ее бывшему супругу. Формальные запросы Спаски назначить альтернативное место для посещений ранее игнорировались, но после второго заседания суд поменял место посещений на местный собес. Посещения проходили как было запланировано в течение 5 месяцев, пока сотрудники собеса не потребовали от Спаски приносить дочь каждый раз в разные дни недели - якобы в соответствии с новым решением суда, о котором Спаска осведомлена не была. Формальные запросы Спаски получить копию решения суда и собеса были проигнорированы - и только спустя целый год, в марте 2009, Административный суд Скопье приказал собесу предоставить Спаске копию решения.

Тем временем, в декабре 2008 суд города Гевгелия в третий раз приговорил Спаску к 3 месяцам тюрьмы безусловно за невыполнение решения, которого она ни разу не видела. Ее апелляции были отклонены Апелляционным судом и Верховным Судом Республики Македония, причем ни один из этих трех судов даже не потрудился определить, выдали ли ей решение, за нарушение которого она приговаривалась. 16 июня 2009 года она должна была отправиться в тюрьму Идризово, чтобы отбыть свое трехмесячное наказание, несмотря на то, что это означало, что лечение ее дочери, включая рекомендованное доктором длительное кормление грудью, которое должно было быть завершено в сентябре, будет прекращено. Ее формальный запрос отложить отбытие наказания до сентября был проигнорирован Судом, а ее заявление об отсрочке на имя президента Македонии было "забыто" неуказанным клерком в суде и отправлено в Канцелярию Президента только в конце июля.

31 июля 2009 года полиция ворвалась в дом Спаски, бросила ее мать на пол, арестовала Спаску и забрала ее с дочерью в отделение полиции города Гевгелия, где их продержали в течение многих часов, и десять полицейских мужского пола наблюдали за тем, как Спаска кормила грудью своего ребенка, поскольку ей не разрешили для этого уединиться. Затем она была переведена в тюрьму Идризово, а ее дочь была увезена без необходимых лекарств в место, которого Спаске не сообщили. В настоящее время местоположение ребенка неизвестно, но, согласно сообщениям СМИ, она была передана ее отцу, хотя, согласно закону, в то время как Спаска находится в тюрьме, о ребенке должен был заботиться собес.

Наконец, у этой истории есть и политическая сторона, поскольку Спаска - один из учредителей Ассоциации Радко (организации граждан болгарской этнической принадлежности), которая была запрещен в Македонии и чей запрет был признан нарушением прав человека Европейским судом по правам человека в Страсбурге ранее в этом году. Лидеры организации утверждают, что судебные дела и суровые приговоры против Спаски были политически мотивированы и что грубое обращение властей типично для репрессий, которым подвергаются граждане Македонии, открыто заявляющих о своей болгарской этнической принадлежности. В 2005 году Спаска подавала на болгарское гражданство на основании происхождения и училась в болгарском университете. В 2007 году македонские власти не позволили ей выехать из страны на защиту диплома, и из за этого она не смогла получить высшее образование. Кроме того, несколько раз во время заседаний суда Спаске не сообщали о них, и поэтому она не могла на них прийти. Ее держали в неведении о ходе слушаний, включая то, что ее не проинформировали в мае 2008 об очередном решении суда, но осудили за его неисполнение. Это - всего лишь несколько из многочисленных процедурных нарушений в деле Спаски.

История Спаски открывает страшную правду о прогнившей системе судопроизводства, в которой личные связи, взятки и политическое давление зачастую имеют приоритет перед законом, в котором женщинам отказывают в материнских правах в пользу бывших мужей со связями и в котором пренебрегают благосостоянием детей. Как такое явное злоупотребление правами матери и ребенка допустимо в европейском государстве - кандидате на вступление в Евросоюз? Вот одни из многочисленных вопросов, которые поднимает история Спаски:

Является ли законным и допустимым требование суда потребовать от матери обеспечить доступ и ночлег ее бывшему мужу в доме, в котором она сама является гостьей?

Допустимо ли игнорирование судом запросов о переносе места посещений ребенка отцом и двоекратное осуждение матери за неудовлетворение столь смехотворных требований в дополнение к невыяснению факта того, посещал ли отец ребенка в заранее установленные часы?

Допустимо ли было приговорить мать всего лишь через год третий раз к лишению свободы за нарушение решения, которого ей не выдали и которое она изо всех сил пыталась в течение целого года получить через другие суды, после того, как все ее усилия получить его в суде, который его вынес, потерпели неудачу?

Допустимо ли лишать больного грудного ребенка материнской заботы и предписанного доктором лечения, посадив мать в тюрьму?

Допустимо ли отдать ребенка, нуждающегося в хорошем уходе,отцу-наркоману, который ютится с сестрой и родителями в двухкомнатном домике?

И наконец - что это за негуманные и извращенные люди, бросившие мать в тюрьму и подвергшие здоровье ее ребенка опасности из-за прав посещения?

Это явное злоупотребление и дурное обращение с матерью и ребенком заслуживают внимания правозащитников и женских организаций не только Македонии, но и всего континента, всего мирового сообщества. Нужно открыто дать понять властям Македонии, что такие чудовищные, основанные на половой, этнической, а, возможно, и политической мотивации нарушения прав человека недопустимы в цивилизованном мире и в Объединенной Европе!

Краткое описание событий дела Спаски Митровой:

Спаска вышла замуж 15 октября 2006 года в городе Гевгелия Бывшей Югославской Республики Македония (FYROM). Всего два месяца спустя, 4 декабря 2006 года, она подала на развод из-за издевательств со стороны мужа, его наркомании и того, что он продавал наркотики на дому.

19 февраля 2007 года родилась их дочь Сусана. Слушание дела о разводе было отложено более чем на пять месяцев и брак был, наконец, формально расторгнут 10 мая 2007 года. Решение суда от 31 мая 2007 года предусматривало, что Спаска должна обеспечить доступ в ее дом бывшему мужу для посещения дочери, включая ночлег в доме, несмотря на ее запрос об альтернативном месте для посещений, поскольку дом, в котором она проживала был собственностью ее родителей, и они не хотели, чтобы ее бывший муж оставался в их доме. Кроме того, он не являлся на регулярно запланированных 2 часа посещений в неделю, но зачастую являлся в ночное время в нетрезвом виде в целях издевательства над ее семьей. Ни один представитель социальной службы ни разу не приехал в дом, чтобы установить, приехал ли отец в течение отведенных ему часов посещения - данное им слово о том, что ему не позволили войти, чтобы увидеть дочь, была принято как факт социальной службой и судами.

2 июля 2007 года суд города Гевгелия приговорил Спаску к 6 месяцам тюрьмы (1 год условно) за несоблюдение решения суда относительно посещений ребенка отцом. Спаска официально опротестовала это решение и вновь формально запросила об изменении места посещений. Ее протест и запрос были отклонены.

17 декабря 2007 года, суд города Гевгелия вынес очередной приговор: 8 месяцев тюрьмы (2 года условно) за несоблюдение решения суда относительно прав посещения от 31 мая 2007 года. Спаска опротестовала это решение и вновь формально запросила об изменении места посещений ребенка отцом. Ее протест был отклонен, однако запрос был удовлетворен, и ее бывший муж должен был посещать дочь по пятницам в местном центре агентства социального обеспечения. Тем не менее, оба ее условных приговора остались в силе.

В начале мая 2008 руководство агентства социального обеспечения заявило Спаске, что она должна приводить ребенка также и по средам в соответствии с последним решением суда, с которым Спаска ознакомлена не была. Спаска запросила копию решения, но ей сказали запросить его в суде. Она подала запрос в суд в письменной форме, но там ей сказали запросить его в агентстве социального обеспечения. Наконец, почти год спустя, 21 марта 2009 года, административный суд в Скопье приказал агентству социального обеспечения предоставить Спаске это решение.

Тем временем, Спаска снова оказалась на скамье подсудимых за невыполнение решения, которого ей никогда не выдавали, и 10 июля 2008 года она была приговорена судом города Гевгелия к 3 месяцам в тюрьме (на сей раз безоговорочно). Ее обращение было отклонено апелляционным судом в Скопье и Верховным Судом республики Македонии. Ни один из трех судов не потрудился определить, выдавалось ли ей когда-либо решение, которого она не исполнила.

Кроме того, 16 декабря 2008 года Спаска вновь была приговорена судом города Гевгелия к 10 месяцам в тюрьме и оштрафована на 33000 евро за "клевету" на судью в заявлении, которым она опротестовала свое второе условное осуждение, на которое она была осуждена 17 декабря 2007 года. Это решение было впоследствии отменено апелляционным судом в Скопье.

По причине слабого здоровья ребенка ему было предписано врачом обязательное долгосрочное лечение на срок до сентября 2009 года, включая рекомендацию о продолжении грудного вскармливания. По этой причине Спаске предоставили задержку исполнения наказания, но только до июня, и ей приказали явиться в тюрьму Идризово 16 июня 2009 года для отбытия 3-месячного наказания, согласно приговору от 10 июля 2008 года. Она подала очередной запрос о продлении задержки до 1 сентября 2009 года, когда лечение ребенка должно было быть завершено, но суд отклонил запрос вопреки рекомендациям врача. Спаска также подала запрос об отсрочке через суд города Гевгелия президенту Македонии, Георге Иванову, но, очевидно, ее запросе был "забыт" сотрудником суда и был отправлен в канцелярию президента только в конце июля.

30 июля 2009 года несколько полицейских машин заблокировали весь район, в котором жила Спаска, полицейские ворвались в дом, бросили мать Спаски на пол, арестовали Спаску и заявили, что отправят ее в суд. Вместо этого она была отправлена вместе с дочерью в отделение полиции города Гевгелия, где их задерживали в течение многих часов. Им не позволили уединения, и десять полицейских мужского пола наблюдали за тем, как Спаска кормила грудью дочь. Впоследствии, ребенок был отобран, и Спаску увезли в тюрьму Идризово. Ей не сообщили о местонахождении ребенка, и лекарства ребенка не были взяты с ним. Согласно мнению македонских юристов, ребенок должен был быть отправлен на попечение агентства социального обеспечения на время пребывания Спаски в тюрьме. Однако местные СМИ сообщили, что ребенка отдали отцу, который все еще страдал от наркомании и жил в доме с одной спальней с сестрой и родителями. Кроме того, отец уже подал запрос на опекунство ребенка. Так или иначе, местонахождение и здоровье ребенка все еще неизвестны, и Спаске не сообщают о его состоянии.

Ситуацию отягощает то, что Спаска открыто признает себя болгаркой и является одним из членов-учредителей Ассоциации Радко (организации македонских граждан болгарской этнической принадлежности, запрет которой в Македонии был признан нарушением прав человека Европейским судом по правам человека в Страсбурге ранее в этом году). Из-за того, что быть болгарином считается в Македонии позорным клеймом, ни один человек или организация в пределах страны не могут выступить против ужасного и негуманного обращения, которому подверглась Спаска, из страха быть названными "болгарами". Из-за этого возникла потребность искать помощь за пределами Македонии. Кроме того, этническое происхождение Спаски, возможно, сыграло роль в ее истории, поскольку сотрудники суда города Гевгелия назвали ее "болгарской сукой" и заявили, что дочь будет отобрана у нее, дабы быть воспитанной, как македонка. Наконец, руководство Ассоциации Радко утверждает, что ее преследование было политически мотивировано из-за ее участия в Ассоциации и типично для репрессий, которым граждане болгарской этнической принадлежности подвергаются властями Македонии.

Далее, Спаска утверждет, что у ее бывшего мужа были личные связи с сотрудниками суда и агентства социального обеспечения города Гевгелия, что оба учреждения встали на его сторону с того момента, как она подала на развод, чем и были вызваны необычная 5-месячная задержка расторжения брака и необычно скорый суд, которым она была приговорена три раза в течении всего лишь одного года.

Согласно македонской прессе, суд города Гевгелия - наиболее коррумпированный суд страны. Верховный Суд республики Македония критиковал суд города Гевгелия за недостатки в работе, включая сообщения о судьях, делящихся взятками с истцами и ответчиками, включая представителей правящей партии Македонии, VMRO-DPMNE, до вынесения решений в многочисленных случаях, о частом "исчезновении" вещественных доказательств из хранилища суда, включая 16 пакетов героина, и о "потере" или продаже конфискованных предметов без тендера.

Воскресенье, 9 августа 2009 года

Подтверждено, что двухлетняя дочь Спаски, Сусана, была передана отцу агентством социального обеспечения. Это является нарушением македонского законодательства, которое предусматривает, что на время пребывания законного опекуна в тюрьме о ребенке должно заботиться агентство социального обеспечения.

No comments:

Post a Comment